©2019 by Персональный сайт Натальи Кресовой. Proudly created with Wix.com

СЕМЬЯ ЛЮБОГО СОСТАВА ПОЛНОЦЕННА

Семей с одним родителем становится больше. По данным Росстата - каждая четвертая семья в России. Массовая дискуссия о том, может ли один родитель заменить двух – неправомерна. Это физически невозможно, а психологически браться за все роли одному человеку и вовсе опасно.

 

Если уж так случилось, правильнее задаться вопросом: как организовать ситуацию таким образом, чтобы семья с одним взрослым сохраняла возможность выполнить свою функцию жизнеобеспечения и развития для всех своих обитателей. Подчеркнем, - для всех, включая того самого единственно родителя, о чем часто забывается.

 

Этот один родитель наделен наибольшей ответственностью, а значит и риск оказаться в состоянии отчаяния у него выше.

 

Так, из совершенного отчаяния в котором оказалась мама четверых детей начинается повествование реальной истории Джеральда Даррелла, описанная им в книге «Моя семья и другие звери». Из этой истории мы можем почерпнуть немало ценного для понимания того, что является определяющим для переживания полноты и ценности семьи.

 

Исходные данные не внушают оптимизма: семья осталась без кормильца, без достаточных средств к существованию, в Лондоне, где столичная жизнь непомерно дорога, а климат такой, что кто-то из детей постоянно болеет. Маму вызывают в школу, упрекая в том, что её десятилетний Джерри начисто неспособен к обучению. У ребенка страсть к животным и он просто сбегает от научных абстракций и палочной дисциплины, что расценивается педагогической системой того времени чуть ли не формой слабоумия.

 

Разгневанная отповедью директора, мама забирает ребенка из школы. Но что делать дальше? Кто-то сказал, что сдав жилье в Лондоне, можно неплохо устроиться на греческом острове Корфу. Принимается решение отправиться на Корфу, где начинается новая, не без трудностей и приключений жизнь мамы и её четырех детей.

 

У мамы достаточно поводов для стресса, масса задач, которые приходится решать на новом месте, сложный возраст и проблемы у каждого из детей, а еще собственное желание реализовать свое право на личное счастье. Но, посмотрите, что пишет повзрослевший Джеральд в предисловии к своей книге:

«Особую признательность я хотел бы выразить маме, которой и посвящается эта книга. Как вдохновенный, нежный и чуткий Ной, она искусно вела свой корабль с несуразным потомством по бурному житейскому морю, всегда готовая к бунту, всегда в окружении опасных финансовых мелей, всегда без уверенности, что команда одобрит ее управление, но в постоянном сознании своей полной ответственности на всякую неисправность на корабле. Просто непостижимо, как она выносила это плавание, но она его выносила и даже не очень теряла при этом рассудок. По верному замечанию моего брата Ларри, можно гордиться тем методом, каким мы ее воспитали; всем нам она делает честь.

 

Думаю, мама сумела достичь той счастливой нирваны, где уже ничто не потрясает и не удивляет, и в доказательство приведу хотя бы такой факт: недавно, в какую-то из суббот, когда мама оставалась одна в доме, ей вдруг принесли несколько клеток. В них было два пеликана, алый ибис, гриф и восемь обезьянок. Менее стойкий человек мог бы растеряться от такой неожиданности, но мама не растерялась. В понедельник утром я застал ее в гараже, где за нею гонялся рассерженный пеликан, которого она пыталась кормить сардинами из консервной банки.

– Хорошо, что ты пришел, милый, – сказала она, еле переводя дух. – С этим пеликаном трудновато было управиться. Я спросил, откуда она знает, что это мои животные. – Ну, конечно, твои, милый. Кто же еще мог бы мне их прислать?

Как видите, мама очень хорошо понимает по крайней мере одного из своих детей», - иронично заключает всемирно известный натуралист.

Дерреллы сильно отличаются от Будденброков*, - за этой историей стоит совсем другая семейная традиция. Структуру семьи Дарреллов составляет то, что многим покажется хаосом: свобода высказываться и иметь свои причуды, которые никто не станет запрещать или оспаривать. В этой семье можно ругаться, открыто высказывая свое недовольство, спорить до хрипоты, но при этом нельзя запретить другому члену семьи сделать то, что тот считает важным.

 

Возможность спокойно переносить хаос и является той структурой, в которой в конце концов у каждого есть возможность самоопределиться и стать самим собой. Не жизнь ради условностей, а условности ради полноценной жизни каждого. Что, опять же, немыслимо в семейной системе подобной Будденброкам.

 

Приемы обращения с хаосом, которые использовала мама Дарреллов могут пригодиться каждому из нас:

  1. Когда к ней обращались за советом, вдумчиво давала его, после непременно добавляя: «Но в любом случае, милый, ты должен поступать так, как считаешь нужным“

  2. Оставалась центром, удерживала нейтралитет и предлагала конфликтующим сторонам примиряющее действие:

— Ну вот что, хватит говорить о совах, — твердо произнесла мама. — Кто будет пить чай?

​Чай хотели все.

  1. Устанавливала добрососедские отношения со всеми окружающими.

  2. Просила помощи.

  3. Не препятствовала дружбе и поиску детьми авторитетных наставников.

 

Семья может испытывать массу дефицитов, включая дефицит ответственных взрослых, важно понимать, что сами по себе дефициты не в силах сделать нас более жестокими, лишить радости, веры друг в друга и хорошее будущее.

 

Всем побольше добрых обращений «милый», «дорогой», «родная»!

20.03.19

* «Будденброки» роман Томаса Манна о семейном упадке

* трилогия Даррелла Д. «Моя семья и другие звери»,  «Птицы, звери и родственники», «Сад богов»

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now